?

Log in

С одной стороны

« previous entry | next entry »
окт. 29, 2012 | 11:58 pm


Фото © Екатерина Исаева На фото: Соня Хеллер
Медиа-перфоманс "Архитекторы изменений"

Женщина сидит на стуле. Она закрыла свое лицо листом бумаги. На листе бумаги – лицо старика. Да, забыла, надо, наверное, начать с того, что мы пришли смотреть перфоманс. Сначала мы видели просто белый куб.  Мы пришли и смотрим на белый куб. Куб довольно большой, мы знаем, что внутри находится женщина. Сначала мы просто знали, а теперь еще и видим – на четыре стороны куба начинается проекция. Четыре вида с четырех камер изнутри куба.

Женщина сидит на стуле, закрыв лицо чужим лицом. Женщина начинает срывать бумажные лица – старики, младенцы, женщины, мужчины; срывает с себя платье – оно тоже бумажное, из газет. Мы слышим, слышим как рвется бумага, как падает стул. Женщина бьется внутри куба. Женщина собирает обрывки лиц и газет у себя под ногами и выбрасывает их наружу. Мы видим, как бумага вылетает через верх конструкции, как падает, как лежит грудами прямо у нас под ногами.

На самом деле мы не видим женщину. Мы видим черно-белый видеосигнал, искаженное цифровым шумом изображение, которое идет из проекторов, на пути которых поставлен бумажный куб. Сигнал умирает, прекращает свое существование, не идет дальше. Только благодаря этому мы можем его увидеть. Мы видим призраков.

У нас в голове одновременно существует несколько женщин – теплая живая женщина, которую мы себе придумали внутри куба и призрачные женщины, которых мы видим прямо сейчас. Мы можем обойти куб с четырех сторон – мы делаем это. Мы можем собрать разрозненные картинки в один эфемерный образ. Мы слышим музыку, это будто четыре механических сердца на секунду приостановились, и осталась лишь гудящая, разрывающая уши тишина.

Женщина тоже видит своих призраков на гранях куба, изнутри. Точнее, это мы видим, что один из ее призраков бьется в окружении остальных. Вот она одновременно огромная и маленькая. Вот ее ноги, вот грудь, вот волосы, вот ее маленькая фигурка, скорчившаяся на полу у стены, на которой ее же громадное тело. Это происходит прямо сейчас и прямо здесь. Но все равно, это настолько далеко, что невозможно себе представить. Очень хочется протянуть руку и разорвать бумагу, это же просто бумага, просто бумажный куб, ширма. Но видео завораживает, обездвиживает – это не просто грань куба, не просто бумага, это экран, место, где изображение умирает и рождается одновременно, передавая нам какое-то знание.

Что мы вообще знаем? Есть ли внутри женщина?  Вдруг это фокус, издевка? Внезапно возникает мысль, что внутри никого нет, это обман. В следующую секунду кажется, что сейчас куб раскроется, и мы увидим женщину в платье из газет сидящей на стуле со стопкой бумажных лиц у лица. А вдруг куб не раскроется,  вдруг мы так и не увидим, что там внутри?

Движения становятся все неистовее, все сильнее, женщина на экранах бьется о стены, куб перед нами содрогается изнутри. Бумага рвется, рвется, и появляется женщина, живая женщина. Да, она не большая и не маленькая, она розовая и живая, как мы и думали, как мы и знали. На оставшихся на рамах обрывках бумажных граней мы еще видим ее призрачные ноги, руки, волосы.

Но то, что открылось внутри куба – продолжает рябить. Да, мы знаем, не просто знаем – мы совершенно уверены – это просто проекция, просто узор, это не дефект сигнала, передающего нашим органам чувств знание об этой женщине. Но поздно, пугающая мысль уже настолько захватила, что страшно подойти и потрогать затихшую женщину, сидящую в центре разрушенного куба среди обрывков бумаги. Страшно подойти и увидеть на своих онемевших руках эту рябь, вдруг все это тоже проекция, сигнал, который умирает и рождается на наших глазах? Мы на секунду придаем ему форму, придумываем смысл, прекращая этим простым актом его существование навсегда.

И мы сидим, боясь пошевелиться, старательно пялясь вперед, на женщину, ведь она освободилась из куба, ведь вот она, лежит живая, живая – мы искупили свои сомнения этим знанием, которое теперь так прочно в нас, ведь мы знаем, что если мы осмелимся, мы даже сможем ее потрогать и почувствовать тепло; сидим, изо всех сил стараясь не думать о том, что темное отчетливое пятно без ряби справа от женщины – это наши тени, мы просто помеха на пути луча проектора. Изо всех сил стараясь не думать о том, что если есть кто-то, невидимый нами, кто стоит позади нас, то вместо нас, живых, сомневающихся, боящихся нас, он видит лишь наши плоские рябящие силуэты.

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

Comments {0}